Литература

Литература
Аниме и Хентай
Боевые искусства
Закон
Здоровье
Знаменитости
Композиторы и певцы
Кулинария
Культура
Пословицы и поговорки
Поэзия
Проза
Сказки
Средства массовой информаци
Статьи
Суеверия
Театр
Фантастика
Эротические приключения
Поиск
литературы
Добавить литературу
 

→   Лаконичность японской лирики  ←

Западный человек вряд ли может представить себе стихотворение из трёх строк. Для него это может быть эпиграммой, шуткой, но не глубоким философским произведением. Японская литература идёт по другому пути, умещая в миниатюрных формах хокку и танка философские взгляды: трех-пяти строк достаточно, чтобы описать мироздание или рассказать историю человеческой жизни. Почему это возможно в японской литературе, и почему в европейской литературе такая лаконичность родиться не могла?

Во-первых, формирование литературных традиций происходило под совершенно разными влияниями. На развитие европейской литературы повлияло христианство, в то время как развитие японской литературы с XIII в. н. э. происходило во многом под влиянием дзэн-буддизма, принесенного из Китая. В этих религиях в корне различалось понимание слова. «Сначала было слово, и слово было Бог», – говорит христианство, воспринимающее слово как нечто, данное свыше. Для христианства важен точный смысл изречения, его буквальное содержание, поэтому любое искажение или чересчур вольное толкование текста считалось неприемлемым, поэтому от духовной (а потом и светской) литературы требовалась точность, полнота формулировок. В дзэнской культуре слово выступает не как носитель смысла, а как импульс – оно лишь задает направление внутренней работы. Именно поэтому японская литература так «скупа» на слова. Её можно сравнить с графикой: есть несколько штрихов, а остальное дорисует воображение наблюдателя.

          Удочка в руке.
          Чуть коснулась лески
          Летняя луна.
                                   Тиё (1701 — 1775)

В хокку поэтессы Тиё есть только «удочка в руке» и «летняя луна», касающаяся лески – но здесь же слышится и плеск воды, и стрёкот цикад. В простых строках зреет одиночество, ночная прохлада, легкая грусть. Хокку – это стихотворение-намёк, предложение подумать, представить себе ситуацию.

Кроме того, последняя строка хокку называется коан, как и жанр дзэнской духовной литературы – короткое повествование или диалог, в большинстве случаев алогичное и парадоксальное. Коан в хокку зачастую формально не связан с двумя предыдущими строками, он как бы обрывает повествование, обобщая картину или придавая ей новый смысл. Как дзэн, в отличие от других направлений буддизма, говорит о возможности мгновенного, спонтанного просветления, так и последняя строка хокку внезапно поворачивает картину под неожиданным углом.

Тенденция к дзэнской лаконичности прослеживается и в прозе, хотя и в более стертом варианте. Одним из самых распространенных прозаических жанров в средневековой Японии был дзуйхицу - в буквальном переводе «следуя за кистью». В этом жанре автор записывал всё, что приходило ему в голову: сцены из повседневной жизни, собственные мысли и переживания. Одно из самых известных произведений в этом жанре, «Записки у изголовья» Сэй-сёнагон (ок. 966-1017 гг.), содержит в себе самые разнообразные отрывки: развернутые описания придворных празднеств, короткие пейзажи, чувства самой Сэй-сёнагон, иногда – просто перечисления (например, названия гор, долин или лесов).

«Всего лучше предрассветный месяц, когда его тонкий серп выплывает из-за восточных гор, прекрасный и печальный», - вот типичная заметка Сэй-сёнагон. Это короткое высказывание о красоте месяца играет на ассоциациях читателя, будит воспоминания, но не в точности воспроизводит картину. Читатель создает образ практически наравне с писателем, поэтому европейский стереотип о легковесности малых произведений здесь не работает. Понимание каждого такого текста может занять столько же времени, сколько и понимание целой повести, потому что его смысл становится виден, только когда отражается в душе, но не приходит в готовой, полной форме.

Вторая причина, по которой столь краткие, «пунктирные» формы японской литературы обретают всю присущую им глубину – это символичность образов. Каждое стихотворение истолковывается двумя способами: как буквальное высказывание и как метафорическое повествование о человеческой жизни, легко поддающееся «расшифровке» благодаря устоявшимся значениям символов и эмблем.

          Роса на цветах шафрана!
          Прольётся на землю она
          И станет простою водой.
                                      Тиё

Если знать, что роса – это символ мимолетности человеческой жизни, стихотворение приобретает новый, глубокий и пронзительный смысл, становясь не только красивой картинкой, но и завершенной мыслью. Роса незаметно появляется на цветах и листьях, незаметно скатывается на землю и становится «простою водой», уходит под землю – вот и завершилась жизнь. Однако роса на хризантемах, согласно китайскому поверью, напротив, способна продлить жизнь (хризантема – традиционный символ долголетия). Об этом писал Басё (1644 - 1694):

          И мотылек прилетел!
          Он тоже пьет благовонный настой
          Из лепестков хризантем.

Мотылек – символ беспечности, легкомыслия, но в стихотворении Басё и он желает долголетия, приникая к хризантемам. Два практически противоположных символа совмещены в одном хокку, раскрываясь с новых сторон.

Третья особенность японской поэзии – очень строгие каноны формы. Во-первых, количество слогов в строках хокку и танка строго регламентировано. Слоговая схема – 5-7-5, для танка – 5-7-5-7-7, что также символично, так как пятерка и семёрка, наравне с тройкой, считаются в Японии священными числами. Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. «режущее слово») текст хокку делится в отношении 2:1 — либо на 5-м слоге, либо на 12-м. Рифма в традиционной японской поэзии отсутствует, но ритму уделяется очень большое внимание, и нарушение ритмического рисунка в стихотворении встречается довольно редко. Иногда ради выразительности им пренебрегал Басё, прибавляя или убавляя один-два слога, но не более. В пятнадцатом веке появились даже устойчивые словесные формулы для описания времени года: слово «ванна» ассоциировалось с зимой, а «туман» – с весной. Таким образом, хокку – не просто удачная мысль, записанная трех строчках, но и филигранное владение словом.

Именно поэтому столь лаконичные формы обретают такую глубину и способность пробуждать мысль. Именно поэтому трех строк достаточно, чтобы выразить столь многое. Нужно лишь научиться видеть в малом целый мир, чтобы понять такую необыкновенную японскую поэзию.

София Гюнтер

Категория Культура.
Количество просмотров 1167.

Вас может также заинтересовать:


Copyright © 2003-2019. Япония по-русски. Использование материалов с сайта запрещено.
Партнеры: Разработка сайта: Гамбургер.ру,