Главная

Новости
Новости сайта
Новости Японии
Новости Аниме
Погода
В России
В Японии
Разное
Рекламодателям
Контакты

→   Новости Японии  ←


  30.08.2010   - Cвет и тени Токийского процесса – 2

В условиях тех лет Токийский процесс, как и Нюрнбергский, был неизбежен, причем именно в такой форме, в какой он состоялся. Оба суда имели дело с событиями прошлого: капитуляция Германии и Японии сделала недавнее, еще памятное всем прошлое безвозвратным. Однако, ориентированы они были прежде всего на будущее – и не только в плане предотвращения агрессивных войн и глобальных конфликтов.

«Холодная война» уже началась, и мало кто искренне верил в бесконфликтное развитие событий. Процессы закрепили в качестве «вердикта цивилизации» и «неколебимой истины» выгодную победителям версию новейшей истории: во всем виноваты страны «оси» или, проще говоря, «плохие парни» – и заложили идеологическую основу послевоенного «перевоспитания» побежденных, которым в разной форме, но с одинаковым рвением занимались и США, и СССР. Этих целей организаторы и исполнители процессов не скрывали, по крайней мере, в первые послевоенные годы. В Японии даже появилось выражение «взгляд Токийского процесса на историю» (Токио сайбан рэкисикан). Лево-либеральный, центристский и большая часть неоконсервативного истэблишмента по-прежнему придерживается этого «взгляда», но «вольнодумцы» справа и слева критикуют его все более и более активно и аргументированно.

Был ли справедлив Токийский процесс, и если да, то насколько? Вопрос мучительный – и, по справедливости, праздный, потому что у каждой эпохи, у каждой власти, да и у каждого отдельного человека свои собственные критерии справедливости, свести которые воедино едва ли возможно. Обвинители и большинство судей не считали, что делают неправое дело, – напротив, большинство искренне руководствовалось благородными намерениями покарать преступников и раз навсегда покончить с агрессивными войнами. Но главное даже не это. Они выступали не как частные лица (адвокаты в этом отношении были гораздо свободнее), но как представители пославших их держав и сознавали свою ответственность в этом качестве. Например, советский судья генерал-майор юстиции Иван Михайлович Зарянов получал прямые указания от Политбюро, а фактически лично от Сталина, о чем свидетельствуют хранящиеся в российских архивах, но пока еще не опубликованные и мало доступные исследователям документы.

Все это никоим образом не означает, что решения трибунала могут быть признаны окончательным «вердиктом истории» или «вердиктом цивилизации». Индийский судья Радхабинод Пэл подал пространное «особое мнение» (более 1200 страниц машинописи), в котором детально и аргументированно оспорил не только конкретные детали и выводы, но саму правомочность трибунала и концепцию приговора . Это был главный «прокол» организаторов процесса, тем более что именно Пэл был наиболее квалифицированным юристом-теоретиком среди членов трибунала. Французский судья Анри Бернар присоединился к нему в несогласии. Его не удовлетворяли в основном частные процессуальные вопросы и применение к подсудимым смертной казни, хотя и его итоговый вывод звучит резко: «Вердикт, вынесенный трибуналом в результате незаконной процедуры, не может быть правомочным». По окончании процесса он публично критиковал решения суда, заявляя, что они были составлены большинством из семи судей и их помощниками (преимущественно американцами) и преподнесены остальным как совершившийся факт, без какой-либо реальной возможности повлиять на них. Сыграл свою роль и языковой фактор: английский язык был официальным языком процесса; четверо судей из семерки большинства представляли США и Британское содружество, китайский и филиппинский судьи были полностью «американизированы», а представитель СССР, вовсе не владевший английским языком, играл весьма пассивную роль. Нидерландский судья Ролинг, почти во всем принципиально согласный с мнением большинства, выступил против подобного диктата, извращавшего, по его мнению, не только дух, но и букву трибунала; однако, сам факт несогласия с большинством вызвал осложнения в его отношениях с собственным правительством. Даже председатель трибунала Уэбб дистанцировался от большинства, будучи принципиальным противником смертной казни. Победители объединились против побежденных, но так и не смогли полностью договориться между собой.

Перед Токийским трибуналом предстали 28 человек. Напомню, кто это был, расположив их не по алфавиту, но по категориям, в соответствии с родом деятельности и значением в правящей элите поверженной Японии. Биографии будут предельно краткими, но с указанием их геополитической ориентации и роли в советско-японских отношениях (15).

Премьер-министры:

ТОДЗИО Хидэки (1884-1948). Начальник штаба Квантунской армии (1937-1938). Военный вице-министр (1938); лишился поста за публичные требования войны против СССР, но после поражения на Халхин-Голе отказался от этих идей. Генеральный инспектор ВВС (1938-1940). Военный министр (1940-1941). Сторонник военно-политического союза с Германией. Премьер-министр и военный министр (1941-1944), генерал (1941); в разное время совмещал посты министра иностранных дел, министра вооружений, начальника Генерального штаба армии. Приговорен к смертной казни.

ХИРОТА Коки (1878-1948). Посланник в Нидерландах (1926-1930). Посол в СССР (1930-1932). Министр иностранных дел (1933-1936, 1938). Премьер-министр (1936-1937). Последовательный сторонник евразийской ориентации; выступал за развитие отношений СССР, но против распространения коммунистической пропаганды в Азии. Приговорен к смертной казни.

ХИРАНУМА Киитиро (1867-1952). Доктор права (1907). Генеральный прокурор (1912-1921). Председатель Верховного суда (1921-1923). Министр юстиции (1923). Барон (1926). Вице-председатель Тайного совета (1926-1936), председатель Тайного совета (1936-1939, 1945). Премьер-министр (1939). Министр внутренних дел (1940-1941). Идеолог наиболее консервативной части националистического истеблишмента, антикоммунист и антилиберал; глава Общества государственных основ (Кокухонся) (1924-1936). Приговорен к пожизненному заключению, умер в тюрьме. Автор мемуаров.

КОЙСО Куниаки (1880-1950). Военный вице-министр (1932). Начальник штаба Квантунской армии (1932-1934). Командующий армией в Корее (1935-1938), генерал (1937). Министр колоний (1939-1940). Генерал-губернатор Кореи (1942-1944). Премьер-министр (1944-1945). Приговорен к пожизненному заключению, умер в тюрьме. Автор мемуаров.

Главный политический советник императора:

КИДО Коити (1889-1977). Секретарь лорда-хранителя печати (1930-1937). Министр просвещения (1937-1938), министр общественного благосостояния (1938-1939), министр внутренних дел (1939). Ближайший друг премьер-министра принца Коноэ. Лорд-хранитель печати (1940-1945). Приговорен к пожизненному заключению, освобожден в 1955 г. Автор дневников за 1931-1950 гг.

Дипломаты:

МАЦУОКА Ёсукэ
(1880-1946). До 1921 г. в МИД (в 1911-1912 гг. служил в России); затем на службе в системе Южно-Маньчжурской железной дороги, президент компании (1935-1939). Полномочный делегат Японии в Лиге Наций (1932-1933). Публицист националистической ориентации, идеолог японской экспансии в Азии. Министр иностранных дел (1940-1941), министр колоний (1940). Сторонник военно-политического союза с Германией и партнерства с СССР; однако, после нападения Германии на Советский Союз требовал немедленного вступления Японии в войну против СССР. Умер в начале процесса.

ТОГО Сигэнори (1884-1950). Начальник Европейско-Американского бюро МИД (1933-1937). Посол в Германии (1937-1938) и в СССР (1938-1940). Министр иностранных дел (1941-1942, 1945). Противник военного союза с Германией, сторонник добрососедских отношений с СССР; придерживался евразийской ориентации. Приговорен к 20 годам тюремного заключения, умер в тюрьме. Автор мемуаров.

СИГЭМИЦУ Мамору (1887-1957). Вице-министр иностранных дел (1933-1936). Посол в СССР (1936-1938) и Великобритании (1938-1941). Атлантист, сторонник ориентации внешней политики на партнерство с США и Англией. Министр иностранных дел (1943-1945, август-сентябрь 1945). 2 сентября 1945 г. от имени правительства Японии подписал Акт о безоговорочной капитуляции. Приговорен к 7 годам тюремного заключения, освобожден в 1950 г. По окончании оккупации вернулся в политику: лидер Прогрессивной партии, министр иностранных дел (1954-1956). Вел переговоры о восстановлении дипломатических отношений между Японией и СССР. Автор дневников и мемуаров.

СИРАТОРИ Тосио (1887-1949). Начальник Департамента информации МИД (1930-1933). Посланник в Швеции, Норвегии, Дании и Финляндии (1933-1937). Посол в Италии (1938-1939). Советник МИД (1940-1941). Депутат нижней палаты парламента (1942-1945). Видный политический аналитик. До 1939 г. выступал за жесткий курс в отношении СССР и за военно-политический союз с Германией и Италией; с осени 1939 г. перешел на евразийские позиции, пропагандировал идею создания «континентального блока» с участием СССР. Приговорен к пожизненному заключению, умер в тюрьме.

ОСИМА Хироси (1886-1975). Военный атташе в Германии (1934-1938), генерал-лейтенант (1938). Посол в Германии (1938-1939, 1941-1945). Инициатор Антикоминтерновского пакта 1936 г., сторонник военно-политического союза с Германией; противник партнерства с СССР. Приговорен к пожизненному заключению, освобожден в 1955 г.

Страницы: 1 2

Читайте также:



архив новостей сайта

Copyright © 2003-2017. Япония по-русски. Использование материалов с сайта запрещено.

Партнеры: Разработка сайта: Гамбургер.ру,